Календарь событий
Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
Календарь благоприятных и неблагоприятных дней
Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4

ПРЕКРАЩЕНИЕ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА С СУДИМЫМИ ПЕДАГОГИЧЕСКИМИ РАБОТНИКАМИ

Рейтинг пользователей: / 0

Анализ прокурорской и судебной практики свидетельствует о распространенности фактов прекращения трудовых договоров с педагогическими работниками, имеющими (имевшими) судимость, подвергающимися (подвергавшимися) уголовному преследованию (далее - судимые педагогические работники). Увольнение этих работников производится как на основании п. 13 ч. 1 ст. 83, так и в соответствии с абз. 6 ч. 1 ст. 84 ТК РФ.

В первом случае это прекращение трудового договора по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, в связи с возникновением установленных ТК, иным федеральным законом и исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности. А во втором - вследствие нарушения установленных ТК или иным федеральным законом правил его заключения, если нарушение этих правил исключает возможность продолжения работы, в случае заключения трудового договора в нарушение установленных ТК, иным федеральным законом ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности.

Однако на практике у работодателей возникает немало сложностей при выборе правильного основания увольнения работника.

В качестве примера можно привести следующую ситуацию. Как следует из решения Большемурашкинского районного суда Нижегородской области от 10 января 2014 г., Кислов с 25 сентября 2013 г. состоял в должности воспитателя муниципального казенного специального (коррекционного) образовательного учреждения для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями "Большемурашкинская общеобразовательная школа-интернат VIII вида". Приказом директора названного учреждения он 30 ноября 2013 г. уволен с работы в должности воспитателя по основанию, предусмотренному п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК. Основанием прекращения трудового договора послужило наличие у него погашенной судимости по приговору суда от 19 июня 2002 г. за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 Уголовного кодекса РФ <1>.

На наш взгляд, применение работодателем в этом случае в качестве основания увольнения п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК было не в полной мере обоснованным, поскольку работник уже имел непогашенную судимость на момент заключения с ним трудового договора. Таким образом, ограничение на занятие педагогической деятельностью было у него до приема на работу, а не возникло в период исполнения трудовых обязанностей. Соответственно, увольнение в такой ситуации должно было быть произведено по п. 11 ч. 1 ст. 77 ТК с учетом требований, содержащихся в абз. 6 ч. 1 ст. 84 ТК. Аналогичной позиции придерживаются многие ученые <2>.

С учетом того что факты увольнения работников по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК вместо абз. 6 ч. 1 ст. 84 ТК являются распространенными, с целью формирования единой правоприменительной практики, полагаем, необходимо разъяснение Верховного Суда РФ по этому вопросу.

Существуют и иные проблемные вопросы при применении норм трудового законодательства, регулирующих прекращение трудового договора с судимыми педагогическими работниками.

Как следует из ст. 84 ТК, обязательным условием прекращения трудового договора вследствие нарушения правил его заключения является то, что такое нарушение исключает возможность продолжения работы. Однако какие именно случаи влекут за собой невозможность продолжения работы, ни в ТК, ни в других нормативных актах, содержащих нормы трудового права о правилах заключения трудового договора, не говорится.

В связи с этим зачастую и работодатели, и работники нередко полагают, что наличие у последних судимости или факта уголовного преследования не во всех случаях должно расцениваться как основание для прекращения трудового договора, поскольку это обстоятельство фактически не препятствует добросовестному осуществлению ими педагогической деятельности.

Для разрешения практических сложностей при решении вопроса о прекращении трудового договора по ст. 84 ТК с судимыми педагогическими работниками немаловажное значение имеет Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2013 г. N 19-П "По делу о проверке конституционности пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.К. Барабаш, А.Н. Бекасова и других и запросом Мурманской областной Думы" и, соответственно, Обзор практики Конституционного Суда РФ за третий и четвертый кварталы 2013 года, утвержденный решением Конституционного Суда РФ от 4 февраля 2014 г. И хотя в рамках рассмотрения дела конституционность ст. 84 ТК не проверялась, в постановлении содержатся весьма важные выводы, касающиеся правил заключения трудового договора с указанной категорией работников.

В соответствии с названным Постановлением, действующим в силу ч. 2 ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" непосредственно и не требующим подтверждения другими органами и должностными лицами, "к педагогической и иной профессиональной деятельности в сфере образования и других сферах с участием несовершеннолетних во всяком случае не могут допускаться (а работающие - подлежат увольнению) лица, имеющие судимость за совершение указанных в абз. 3 ч. 2 ст. 331 и ст. 351.1 ТК преступлений, лица, имевшие судимость за совершение тяжких и особо тяжких из числа указанных в этих законоположениях преступлений, а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 489-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон N 489-ФЗ) в целях приведения ТК в соответствие с Конституцией РФ установлен перечень видов преступлений, сам факт совершения которых - вне зависимости от каких бы то ни было обстоятельств - дает основание утверждать, что совершившие такие преступления лица представляют безусловную опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних.

Как следует из ст. 331 ТК, законодатель в этот перечень включил тяжкие и особо тяжкие преступления, а также преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

С учетом изложенного судимость лица за указанные преступления должна рассматриваться как безусловное основание прекращения с ним трудового договора, поскольку ее наличие, в силу ст. 331 ТК, является ограничением к занятию педагогической деятельностью и, соответственно, обстоятельством, исключающим возможность продолжения работы.

До внесения изменений в ст. 331 ТК, с учетом правовой позиции Конституционного Суда РФ, существовали сложности с прекращением трудового договора с лицами, имевшими судимость (лицами, уголовное преследование в отношении которых прекращено по нереабилитирующим основаниям) за совершение иных указанных в приведенных статьях ТК преступлений, кроме тяжких и особо тяжких, а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Поскольку возможность заключения трудового договора с такими работниками рассматривалась непосредственно работодателем с учетом факторов, позволяющих определить, представляло ли конкретное лицо опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних, то и решение вопроса о наличии оснований для прекращения трудового договора по ст. 84 ТК входило в компетенцию работодателя. Между тем анализ судебной и прокурорской практики свидетельствовал о том, что подавляющая часть увольнений педагогических работников по ст. 84 ТК в связи с наличием судимости или факта уголовного преследования происходила по требованию органов прокуратуры по результатам проверок исполнения трудового законодательства. Факты прекращения трудовых договоров по инициативе работодателя носили единичный характер.

Федеральным законом N 489-ФЗ ст. 331 ТК дополнена ч. 3, согласно которой лица из числа указанных в абз. 3 ч. 2 этой статьи, имевшие судимость за совершение преступлений небольшой тяжести и преступлений средней тяжести против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против общественной безопасности, и лица, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении этих преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям, могут быть допущены к педагогической деятельности при наличии решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Федерации, о допуске их к педагогической деятельности.

Таким образом, законодатель установил это требование в качестве обязательного при заключении трудового договора с указанной категорией граждан. Соответственно, отсутствие решения региональной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав является безусловным основанием для расторжения трудового договора с указанными лицами на основании ч. 1 ст. 77, абз. 6 ч. 1 ст. 84 ТК.

По нашему мнению, эта норма позволит обеспечить наиболее оптимальный баланс соблюдения прав и судимых педагогов, и их учеников.

Наряду с изложенным, на наш взгляд, требует конкретизации ст. 331 ТК, в которой законодателем указано на недопущение к педагогической деятельности лиц, имеющих (имевших) судимость, подвергающихся (подвергавшихся) уголовному преследованию, поскольку этой нормой не установлено, идет ли речь о преступлениях в соответствии с УК РФ либо любой другой страны.

Исходя из их буквального смысла, полагаем, что ограничения на занятие указанными видами деятельности возникают в случае совершения преступлений, предусмотренных как российским законодательством, так и законодательством иностранных государств. В противном случае это означало бы возможность занятия педагогической деятельностью лицами, к примеру, судимыми в другой стране за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. А это, в свою очередь, не соответствует принципам провозглашенной государственной политики, направленной на защиту жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних.

Наряду с этим при прекращении трудового договора на основании абз. 6 ч. 1 ст. 84 ТК с работником, подвергавшимся уголовному преследованию в другой стране, неизбежно возникнет большое количество вопросов, поскольку требуется детальное изучение уголовного законодательства иностранного государства и его сравнение с российским законодательством. В частности, необходимо выяснять, признается ли деяние, совершенное за пределами РФ, преступлением в соответствии с действующим УК РФ; к какому виду и категории преступлений оно относится по законодательству иностранного государства и как оно соотносится с российским уголовным правом. Сложности могут возникнуть и при определении вопроса о том, погашена или нет судимость, по какому основанию - реабилитирующему или нереабилитирующему - прекращено уголовное преследование и, самое главное, как нормы двух государств соотносятся между собой. С учетом того что на практике далеко не каждый юрист, практикующий в сфере уголовного права, легко ответит на все эти и другие вопросы, очевидно, что руководителю образовательной организации крайне сложно будет самостоятельно решить вопрос о наличии оснований для прекращения трудового договора.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить