Календарь событий
Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Календарь благоприятных и неблагоприятных дней
Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4

Ветеранам-землякам посвящается

Рейтинг пользователей: / 0

Я родился уже после войны в деревне Блохичи Даровского района, закончил среднюю школу. Жили мы очень трудно, помню, что готовил уроки при свете керосиновой лампы. После окончания института работал на Крайнем Севере и каждый год летом приезжал на продолжительный отпуск в деревню. Помогал отцу с мамой по хозяйству. Мужчины в деревне, в основном уже пенсионеры, ветераны войны, помогали колхозу в заготовке кормов. Пенсия у них была мизерная. Зарплату за труд не платили, начисляли трудодни. Чтобы иметь какой-то доход, местные жители плели корзины, делали грабли, разводили пчел. Фронтовики мало общались между собой, часто сидели на лавочках около своих домов и смолили самосад. Как-то я решил собрать вместе ветеранов, чтобы поговорить, посидеть за одним столом. Деньги у меня водились, фронтовики добавили еще из своих заначек. Пришли и жены ветеранов, и другие жители деревни. Через короткое время заиграла гармошка… Так еще два раза, приезжая, я собирал ветеранов за общим столом. Потом зимой мама спрашивала в письме, что ветераны интересуются, скоро ли я опять приеду в отпуск. Сейчас уже никого из них не осталось в живых, но память хранит их лица, их слова.
В связи с годовщиной юбилея Великой Победы хочется рассказать о своих земляках-ветеранах.

Агафон Витальевич Окулов, мой дед, до войны был бригадиром тракторной бригады. Трактора тогда работали на керосине. Кто-то из жителей деревни донес, что у него дома очень ярко и долго горит керосиновая лампа. Его дочь Анфиса рассказывала, что дед был человеком честным, никогда с работы керосин домой не приносил, хватало своего. Но ее никто не послушал, по доносу деда посадили. В 1942 году после окончания танкового училища его направили на фронт. На полях сражений Великой Отечественной войны у него сгорело три танка. Три раза погибали члены его экипажа, самые близкие фронтовые друзья. Агафон был танковым водителем и чудом оставался в живых. Дед мне говорил, что больше не смог переносить смерть товарищей, запах горелого человеческого тела, поэтому ушел в пехоту. Там он был ранен разрывной пулей. Спасли его полевые хирурги. Спустя многие годы после войны, он часто мучился бессонницей, стонал, снова переживал боль, страх и ужасы тех лет. Дед был награжден двумя орденами и несколькими медалями. Особенно он гордился медалью «За отвагу».
Дед всегда стремился внедрить что-то новое в свое хозяйство. Он первый в деревне отвел большой участок земли под сад, где поставил пчелиные ульи. Посадил клубнику, малину, иргу, три морозостойкие яблони. Сажал по 15 соток картофеля и мотыгой окучивал. При его-то ранении! Яблони дали богатый урожай через 12 лет. Жаль, что дед его так и не дождался.

Андрей Илларионович Пупов тоже был на фронте танкистом. Он жил в соседней деревне, но часто приходил в гости к своему брату-фронтовику. Мне врезался в память такой случай. Андрей Илларионович сидел на пеньке старой срубленной березы. Мы, ещё малолетки, окружив его, просили: «Дядя Андрей, расскажи про войну!» Он молчал и плакал, плакал… Слезы текли из его старческих глаз, где не было ни ресниц, ни бровей… Они текли по его обгорелой, черной, как уголь, коже. Волос на голове у него тоже не было.

Максим Демидович Гусев, мужчина мощного телосложения, был весом более 100 кг. По рассказам земляков я знал, что их семью до войны раскулачили. Двух старших братьев и отца сослали в Сибирь, оттуда они не вернулись. Кулаками они не были. Семья была очень большая, трудолюбивая. Они вели крепкое хозяйство, все делали основательно, с умом. Максим Демидович уже на пенсии заведовал колхозными амбарами, там хранилось зерно, семена клевера, подсолнухов, стояли веялки для зерна. Нас, ребятишек, особенно интересовали семечки. Мы делали подкопы, лазы в амбар, набивали семечками полные карманы. Максим Демидович, когда замечал «воров», то страшно сердился, топал ногами, матерился, кричал, что пожалуется родителям, но ни разу этого не сделал.
В сенокос он всегда метал сено в стога, вилы у него были деревянные, самодельные, трехрогие, отполированные до блеска, очень красивые. При жаркой погоде все раздевались до пояса. Мы всегда смотрели на спину Максима Демидовича. На войну он ушел уже на пятом десятке, на фронте получил сквозное пулевое ранение. Мышцы на спине у него напрягались, передергивались и отверстие от пули как бы шевелилось.
Мне было 12 лет, тогда произошел случай, смысл которого я осознал позже. В деревне отмечали какой-то праздник. Когда веселье было в самом разгаре пришел Максим Демидович. Он редко появлялся в компаниях, встретили его радост-но. Налили большой граненый стакан водки. Мой отец играл на гармошке, а я сидел рядом. Вдруг к отцу подошел Максим Демидович, глаза красные, лицо багровое. Поднес к лицу отца свой огромный кулак и говорит: «Я бы всех вас, коммунистов, в котел с горящей смолой… и мешалкой, мешалкой!» Отец мой был коммунистом. Назревал скандал. Мужики сдержали пыл фронтовика и отвели его домой. Умер он в 1968 году от рака.

Александр Семенович Гусев, бывший бригадир колхозной бригады, в последние годы работал строителем, был человеком тихим. Уже на пенсии он часто сидел на лавочке около дома и играл на маленькой гармошке, изготовленной кировскими мастерами. Когда мы, школьники, проходили мимо, он нас останавливал и со слезами говорил: «Дитки мои, дитки мои…»
Я уезжал из очередного отпуска, были уже куплены билеты на поезд, когда дядя Саша, так его все звали, умер. Я забежал в дом проститься. В гробу на атласных подушечках лежали три ордена, несколько медалей, из них две «За отвагу». Всю войну он был разведчиком. Вот вам и «Дитки мои…»

Василий Семенович Гусев был главой большой семьи. Прошел всю войну. Награжден орденами и медалями. Дважды его постигало несчастье - сгорал полностью или частично его дом. И это после войны. Как они все пережили, сейчас трудно представить. Жили, в основном, на картошке. Василий Семенович был трудяга, со стальными в схватке пальцами. Мужики в деревне его побаивались.

Иван Семенович Гусев всю жизнь проработал механизатором. Он часто подвозил меня домой на своем стареньком мотоцикле, когда я возвращался из школы. Всю войну он прошел танкистом, имел много наград. Был тяжело ранен, остался с одним глазом. Он занимался пчеловодством, построил высокий добротный дом. Он умер послед-ним из наших ветеранов, уже в этом веке…

Сейчас деревня постепенно умирает, все зарастает бурьяном, избы догнивают, покосились и вошли в землю, как бы догоняя своих ушедших из жизни хозяев. Уже не слышно петушиного крика по утрам, гомона ребятишек, рева возвращающихся с выпаса коров, звона кос…
Несколько лет назад вернулся в деревню Иван (отчество не помню) Гусев. Отец его погиб на фронте. Иван работал за Полярным кругом, вышел на пенсию. Он обустроил свой дом, завел хозяйство. С годами родина притягивает все больше.
Вечная память моим землякам, труженикам, прожившим нелегкую жизнь, защитившим свою Родину, верившими, что их дети и внуки будут жить лучше.

В. ОКУЛОВ, г. Воскресенск Московской области.